Трамвайчик

    Главная : Новости : Связь
Новости киноляповНовости маразмовIMHO Добавить в Избранное Сделать стартовой Назад   

Автор Тема: Любителям пломбира и первого советского авиавносца  (Прочитано 90 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Почта сайта

  • Moderator
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 19993
    • Просмотр профиля
Пост 10-летней давности, сохранившийся благодаря какому-то копиастеру с Пикабу
 
Цитировать
Недавно я грозился написать про свою службу на ТАВКР "Адмирал Кузнецов" и вот наверное пришло время это сделать. Сразу предупреждаю, что фантазий в моём рассказе ровно ноль, только имевшие место факты и явления. Также я выложу кое–какие реальные имена. В этом году исполняется десять лет с момента моей демобилизации, поэтому события той поры ещё живы в памяти.

Почему я пошёл служить. В моём случае выбирать не приходилось. Я из бедной семьи, лишних денег на взятки у нас никогда не водилось, поэтому прошёл медкомиссию — "годен" — "собирай полотенце–мыло и завтра на призывной пункт". Когда меня спросили, где я хотел бы служить, то я ответил, что на флоте. Про "Кузнецов" я конечно ничего не знал. Небольшое, но важное дополнение — я имел привод в милицию (подозревали в краже). А через два месяца после того, как я ушёл в армию, мой лучший друг сел на 6 лет за разбойное нападение в составе группы. Возможно, что с ними рядом присел бы и я, если бы в это время за тысячу километров в толпе лысых "дрищей" не учил воинские звания.

КМБ. Дорогу описывать не буду, это требует отдельного долгого рассказа. Напишу, что происходило дальше. Мы приехали в Североморск и нас рассортировали для прохождения КМБ ("Курса молодого бойца", если кто не в курсе). Здесь был просто рай. Кормёжка — уборка снега — заучивание устава — отбой. Даже в кино водили пару раз. Дома я никогда так хорошо и вкусно не ел, да ещё по три раза в день. Я думал, что так служить можно и в армии оказывается не так уж плохо. Приняли присягу, несколько раз съездили на полигон стрелять из автомата. Но уже тогда стали доноситься первые тревожные звоночки. Так, меня несколько раз перекидывали из кубрика в кубрик, в то время как все мои товарищи уже давно уехали служить на свои БДК, лодки и береговые части. Среди таких же горемык я помню детдомовца и деревенского парня, который даже школу не осилил. Один мичман сказал нам, что мы все идём на "Кузю", а там "жопа" пацаны, готовьтесь". Потом к нам в кубрик заселили кучку "дагов" и жопа стала совсем близкой и неотвратимой.

Первые дни на "Кузе". Снаружи корабль выглядит жутко, а внутри страшный, грязный и обшарпанный. Добавьте сюда тусклое освещение, вонь от сырости и мазута и постоянный гул. Ещё когда нас вели по длинным коридорам, я смотрел по сторонам: какие–то тёмные проёмы, разбитые каюты, матросы с заплатками на робах, в застиранных до серого цвета гюйсах, в рваных прогарах, а кто–то смеялся "ну пиздец вам, дрищи". И все они жадно смотрели на нашу новую робу и рундуки, где лежал второй комплект одежды, тельняшки, носки, мыло и прочее. Кое–кто даже пытался выхватить вещи из рук прямо на ходу. Затем нас построили в ангаре в одну шеренгу и офицеры из разных БЧ ходили вдоль и искали своих "земанов". Я попал служить в БЧ–5, электро–технический дивизион.

"Золотые дни". Я служил два года и система старшинства у нас была примерно следующая: "дрищ" — "карась" — "борзый карась" — "годок" — "дембель" — "гражданский". Каждый "карась" принадлежал какому–то "годку" (прослужившему год) до самого окончания его службы. Нюансов там очень много, все я описывать не буду, главное — своему годку нужно обязательно искать и подписывать сигареты на "стодневку", иначе прилетало пиздюлей и прокачка. Но это потом. А сначала мы были "дрищами" и у нас продолжались "золотые дни" — нас никто не трогал и везде водили строем (чтоб не заблудились). Если не ошибаюсь, "золотой период" длился ровно две недели. За это время все "дрищи" осознали, в какой глубокой заднице они оказались. Мичман не соврал. В первые же дни у меня исчезли многие вещи, включая ношеные носки и старую мочалку, потом я догадался припрятать остатки в кабельтрассах. А затем "золотой период" кончился и наступил ад. Об этом во второй части.

Я не просто так упомянул в первой части про неприятности с милицией. У меня сложилось впечатление, что на "Кузю" ссылали "дефективных" призывников, с "чёрными пятнами" в биографии. На корабле было много парней с плохим прошлым и кое–кто даже успел отсидеть, были также употреблявшие наркотики, большинство из семей алкоголиков, воспитанники детдомов, дагестанцы и тувинцы. Почему на "Кузнецов"? Это старый корабль, он требует постоянного ремонта и обслуживания. Много физически тяжёлой и грязной работы, например вычёрпывать мазут с трюмов и выносить в зипах на причал. Такие штуки там случались регулярно. Хотя были и исключения, например вполне приличные с виду ребята с высшим образованием или москвичи. Им конечно приходилось особенно тяжело

"Карасня". Итак, наши "золотые дни" кончились, теперь мы официально становились "карасями". Нас построили перед кубриками в шеренгу и один весьма наглый даг–дембель спросил, как кто хочет служить, "нормально или по уставу". Нашёлся по–моему один парнишка, который выбрал служить "по уставу" и его тут же избили. Потом ему на голову надели противогаз и заставили бегать вверх и вниз по трапу, пока он не упал. Как вскоре мы узнали, это был самый популярный метод "прокачки" на корабле. С этого дня мы не имели права сидеть на шконке до отбоя, всё время должны быть заняты, "шуршать" приборки в кубриках и на заведованиях. Постоянно, по делу и без дела прилетало от "годков" и дембелей — так они отыгрывались за издевательства, что сами когда–то перенесли. Кроме того, караси должны были спрашивать у старослужащих "добро", чтобы пройти мимо без последствий. Это странное правило касалось не только годков и дембелей, но также и многих контрабасов (контрактщиков = вчерашних срочников) и даже мичманов. Да, мичмана всецело поддерживали эту систему.

"Побои и прокачки". Варианты и техника ударов, которые применялись на карасях от самых безобидных до самых жёстких:
"Сметанка". Удар раскрытой ладонью по лбу.
"Колобаха". Удар пальцами в лоб.
"Таблетка". Резкий удар ребром ладони по кадыку.
"Скворец" ("фанера"). Удар кулаком в грудину.
"Лось". Удар по сведённым на лбу ладоням.
"Черепаха". Сильный удар ладонью по затылку, самое популярное на корабле наказание. Как правило, "черепах" ставили за раз штук десять. Многие годки и дембеля последние свои удары пробивали кулаком.
Методы прокачек:
"Стойка морпеха". На пол кладётся шапка, наказываемый упирается головой в шапку и заводит руки за спину. Долго в таком положении выдержать невозможно. После падения следует серия ударов и новая "стойка".
"Стенка". Боец прислоняется спиной к стенке, на половину сгибает колени и вытягивает руки вперёд. Как вариант — на вытянутые руки кладут какой–то предмет, который нельзя уронить.
"Приседания и отжимания". Здесь описания не требуется. До 500 приседаний и 100 отжиманий в разных комбинациях.
"Слоник". Классический и самый популярный метод "воспитания". Наказываемому надевается на голову противогаз и он начинает бегать вверх и вниз по трапам, как вариант — с песней или какой–то фразой.

"Условия". Кратко опишу условия службы, а читатели пусть сами делают выводы. На корабле гигантское количество тараканов и крыс. Они присутствуют везде, особенно много их на камбузах и в столовых. Платяные вши. Эти насекомые заводились даже у дембелей, поскольку на корабле нормально помыться невозможно. А учитывая контингент из всяких детдомовцев и юных уголовников, прибывающих туда служить, не удивительно, что регулярно у кого–то находились вши. Баня на корабле есть, даже две (одна нерабочая), но помывка в такой бане требует опыта и сноровки. Большую часть времени на "Кузе" стоит адский холод, а отопления и горячей воды нет. Помыться у нас в дивизионе можно было только холодной водой и её давали вечером и утром примерно на 20 минут. Еда. Насколько хорошо кормили на КМБ, настолько плохо кормили на "Кузе". Перловая каша ("болты"), бигус из капусты и белый ("молочный суп") присутствовали в нашем рационе постоянно. Некоторые ребята от голода соглашались за лишнюю порцию каши мыть тарелки и ложки на камбузе. Это явление называлось "нехват ебёт". Были и такие, что падали очень низко и втихаря подбирали и ели остатки из мусора на камбузе. Таких сразу негласно переводили из "нехватов" в "чуханы".

"Воровство". Я вынес эту тему из "условий", потому что она очень обширная. Служившие срочную знают, что в армии нет такого понятия "украли", есть "проебал". Как я уже писал, воровство на "Кузе" в порядке вещей, потому что любой ценный предмет можно продать или обменять на сигареты и "сгуху" (сгущенное молоко). Караси не ориентируются в местных обычаях и очень быстро теряют всё. Сразу же по прибытии все свои вещи нужно прятать где–то в укромные места ("шкеры"), чтобы никто не видел. Конечно, лучший вариант — держать скарб в каюте у знакомого мичмана или офицера. Однако откуда такие полезные знакомства у карася? Он пока что выучил, как дойти до камбуза и выйти в ангар на построение и не заблудиться при этом. Зайдёшь не туда — из других бч могут зажать в углу и "раздеть" (поменять свои старые ношеные вещи на новые карасёвские) или просто отобрать. Хотя мало у кого из карасей к концу "золотого периода" была новая форма и прогары. Как правило, к тому времени все ходили в старье, кроме разве что дагов. Даги на "Кузе" были на привилегированном положении. Большинство контрабасов были дагами и они сразу же подтягивали "наверх" своих земляков. Фактически караси–даги становились дембелями, которые не делают приборки и вообще ничего полезного в дивизионе, только ходят на камбуз и жрут за троих.

"Трудности службы". Появились и те, кто не смог привыкнуть к систематическим побоям и издевательствам. Так, Александр Сидоров ночью проглотил кусочек хлорки. И практически одновременно с этим Алексей Шульга уехал с сердечным приступом (скорее всего вследствие прокачки). Чуть позже некий матрос пытался повеситься на тренчике в вентиляторном помещении, но его заметил дневальный. Комдив выстроил всех и лютовал, грозя, что если увидит хоть один синяк на теле молодого призыва, то дембеля поедут не домой, а в тюрьму. Комдивом у нас был кап. 2 ранга Логинов, хороший мужик, но чересчур мягкий. После этого разноса стало ощутимо легче, а к нам в дивизион отныне постоянно наведывался один старший мичман из "КУ" ("Команда управления"), но об этом позже.

"Приборки". Приборки на "Кузе" разделялись на два вида — "большие" и "малые". На "малые" разводили после каждого построения (всего построений — 5 штук в день, не считая разводов на вахту по отдельному графику) Обычно требовалось "заголячить" (подмести) палубы и поубирать бычки с заведований, но даже на это весь экипаж, кроме карасей забивал хер, так как проверяли качество уборки редко. "Большие приборки" — совсем другое дело. Они происходили два раза в неделю и иногда длились с утра и до самого ужина. Караси наводили "мыльняк" (мыльная пена в тазу) и раскидывали везде, по переборкам и палубе, а затем ветошью всё это затирали. Кроме карасей, в приборках участвовали старослужащие–"чушканы", "шкеры" и прочие с низким рангом. И обратно — "правильные" бойцы, дембеля и годки на приборки обычно "кидали залупу", разве что могли прийти постоять. Иногда в самый разгар приборки по кораблю начинал ходить "кэп" или "папа" — командир корабля Шевченко. О его приближении было легко догадаться по крикам "уебаны" (его любимое слово) и "пидарасы блять". Если кто видел фильм "ДМБ", то там имелся такой персонаж ("расстреляю, запорю как сидоровых коз"). Просто удивительно, насколько этот образ соответствует действительности. Если "папа" находил мусор или бычки, то виновное в плохой уборке подразделение строилось и отправлялось на полётную палубу бегать и прокачиваться, а затем продолжало приборку. Вроде бы разумно — корабль грязный, надо его чистить по возможности, но на самом деле всё это было лишь показуха и заёбы. Ржавые переборки с дырками и отвалившейся краской, как и палубы с рваным линолеумом от таких приборок разрушались ещё сильнее.

"Шкеры". Этим словом на корабле называется не только тайничок с ценными вещами, но и "зашкерившийся" матрос. Периодически, не выдержав тягот службы, кто–то исчезал — то есть, прятался в многочисленных трюмах и помещениях корабля. Примерно спустя сутки его уже начинали искать всем экипажем. Как правило, матросы стояли в бессрочном построении в ангаре, а шакалы и мичмана рыскали по всем трюмам, заброшенным каютам и вентиляционным помещениям. Обычно "шкер" находили за сутки, рекорд — по–моему трое суток и то матросик вылез сам. После нахождения пропавшего объявляли всеобщее построение, а бойца, грязного и испуганного, водили несколько раз перед строем под барабанный бой. В это время командир осыпал его бранью ("посмотрите на этого уебана, блять"). В дальнейшем он на какое–то время попадал в КУ, ("Команда управления", в просторечии = "команда уебанов"). Его держали там где–то в каютах надстройки и не выпускали никуда, а затем переводили в другие части с режимом попроще. Если бы он попал обратно в своё бч, то его бы там попросту растерзали. Это как минимум готовый кандидат в "суицидники" или на тюремные нары.

"Вестовые". Вестовые — это что–то вроде кухонного рабочего, который накрывает на столы и моет после приёма пищи тарелки и ложки. В отличие от суши, в это наряд на корабле попадали надолго, минимум на три месяца. Казалось бы, такой классный наряд, неограниченный доступ к еде, что в условиях вечной "кузинской" жизни впроголодь просто шикарно. Но этого наряда боялись все, даже годки и дембеля, даже последние "чушканы" и "нехваты". Назначение в вестовые у нас в бч–5 этд часто было суровым наказанием за серьёзные проступки (пьянство с дебошами, поножовщина и т.д.), которые не тянули на дисбат. Скажу сразу, многие не выдерживали там даже месяц. Почему? Причин много, я перечислю все.
1) Вестовые обычно не выходили на построение и жили прямо на камбузе. Как правило, выходил лишь старший, а рядовые всё время были заняты кухонными работами. Что это значит? Внезапно, это значит, что если у вестового фонари под обоими глазами, разбит нос и выбиты все зубы, то об этом никто не узнает.
2) Нет времени на сон. На корабле 4 приёма пищи в сутки (в походе — 5) и каждый раз вестовым нужно перемыть гору тарелок и ложек. Помыл, полчаса отдохнул и вот уже надо снова накрывать столы. А ночью тоже не поспишь, потому что надо жарить картошку годкам. В другое время это сделать не получится, а иначе грозит п.1.
3) Нет времени постирать одежду и хоть как–то помыться. Если в дивизионе можно было худо–бедно ополоснуться холодной водой и постирать свои тряпки с мылом "слонёнок" и щёткой, то на камбузе это сделать проблематично, несмотря на то, что там была горячая вода. По этой причине от многих вестовых воняло и они быстро превращались в грязных "чуханов". Соответственно, за это им регулярно прилетало пиздюлей от старших вестовых (обычно это были даги), как и за все прочие косяки.
4) На камбузе любили устраивать ночные попойки мичмана, контрабасы и другие "крутыши". А в пьяном виде чего бы не покуражиться над грязным, беззащитным вестовым, который выступает официантом на их застолье? Прокачать его хорошенько, чтобы служба мёдом не казалась. Такое там случалось нередко.

"Госпиталь и иерархия". Первый раз я попал в госпиталь примерно спустя 3 месяца от начала службы на корабле. У меня вдруг начался жуткий кашель и я задыхался после любой физической активности. Какое–то время я даже пытался избежать физзарядки в ангаре, но толку было ноль, болезнь только усиливалась. В конце концов я пошёл в лазарет (на корабле имеется лазарет, а также зубоврачебный кабинет и морг). Вообще это было рискованно, потому что если бы в дивизионе узнали, что карась ходил в лазарет (="пытался закосить законными методами") и меня бы отфутболили оттуда (="не прокатило"), то меня бы ждала грандиозная прокачка от годков. А учитывая моё здоровье, я не знаю, чем бы это закончилось. Однако в лазарете меня послушали и с диагнозом "пневмония" сразу же отправили в госпиталь в Североморске. Будучи в госпитале, я вспоминал сладкие времена КМБ: много вкусной еды, чисто, светло, никаких тебе прокачек и годков. И там же я впервые увидел "опущенного". Тихий парнишка постоянно крутился возле гальюна и наводил там порядок. Меня предупредили, что у него нельзя стрелять сигареты, потому что он "петух". Старослужащие напились, решили повеселиться и засунули ему член в рот. Парнишка был не с нашей части, но позже я узнал, что "опущенные" имеются и у нас на "Кузе". Насколько я понял, выявленных сначала помещают в "КУ", а затем распределяют по другим частям. У нас в бч–5 этд "опущенных" не было. Были "шкеры" (которые пытались шкериться), "чуханы" (грязные, "нехваты", вшивые) и таких было много. Даже в нашем кубрике шконки распределялись на шконки для "правильных бойцов", для "карасей" и для "чуханов". У "правильных" всегда было самое лучшее и чистое постельное бельё, иногда по две подушки и простыни сразу. У "чуханов" же — часто вообще рваное одеяло, голый матрас и ни одной простыни. Ближе к концу "карасёвки" караси уже могли "борзеть" и забирать у "чуханов" какие–то вещи, например, если принесли чистые простыни и тот выбрал себе хорошую. "Правильные" такое поведение всячески поощряли и пиздили "чуханов", если те возмущались. Так работала эта система.

"Плавучий Дагестан". "Кузнецов" называют "плавучим Дагестаном" и это совершенно справедливо: даги рулят всеми процессами, что протекают на нижних палубах. Под "дагами" я имею в виду не только представителей народностей республики Дагестан, но и ингушей, осетин и чеченцев. Короче, всех кавказцев. И да, в те времена ещё призывали чеченцев, хотя и было их на корабле крайне мало, буквально по пальцам одной руки можно пересчитать. Наверное не все знают, что в Дагестане не так уж легко попасть служить в армию. Большинство семей призывников платили деньги, чтобы их сына взяли в армию. Почему, они что сумасшедшие? Нет, это шанс для бедного и необразованного сына чабана вырваться "в люди". Другого шанса не будет, не всем же быть борцами. Их менталитет очень сильно отличается от менталитета русского человека. По прибытии даги быстро сбиваются в кучи по землячествам и устанавливают свои полу–криминальные правила. Сделать это легко, ведь большинство контрабасов и многие мичмана тоже даги, а они всегда поддержат своего соплеменника, будь тот хоть трижды неправ. Офицерам совершенно плевать на это, их устраивает любое подобие порядка, лишь бы самим не приходилось поднимать жопу и что–то разруливать. В некоторых бч количество дагов доходило до 30% и выше, у нас же в дивизионе их было примерно четверть от общего количества людей в этд (около 130 человек).

« Последнее редактирование: 09 Ноябрь 2019, 04:14:06 от Почта сайта »
Тыгыдымс-тыгыдымс

Оффлайн Почта сайта

  • Moderator
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 19993
    • Просмотр профиля
Цитировать
"Дедовщина". Как понятно из предыдущих трёх частей моего рассказа, дедовщина у нас цвела и пахла. При том количестве мразей и подонков, что имелись у нас в дивизионе, иначе и быть не могло. Имена нескольких патологических садистов я помню до сих пор и было видно с самого начала, что таким животным только одна дорога — в тюрьму. Но и тюрьма их не исправит, потому что там явные проблемы с головой. Я таких встречал и на гражданке, а здесь на "Кузе" они поднимались высоко благодаря своей жестокости. Напомню, что все имена реальные. К примеру Владимир Ильченко — этот тип очень любил жестокие издевательства и придумывал различные варианты прокачек. Уже перед самым дембелем он в пьяном виде избил тихого и спокойного матроса Булыгина и разбил ему селезёнку. Булыгин остался инвалидом на всю жизнь, а Ильченко наконец поехал в тюрьму, куда он так стремился. Был ещё Алексей Мосин. Начав кого–то бить, он входил в раж и не мог остановиться. Однажды избил до полусмерти какого–то карася за лёгкий проступок. Уехал на дисбат на полтора года, потом дослуживал. И таких там было очень много, фамилии большинства я к сожалению уже не помню. Помню ещё историю Виктора Пастухова, она очень интересная. Пастухов какое–то время в одиночку пытался противостоять дедовщине. Это был мощный, накачанный парень, он много занимался боксом и к моменту призыва уже был женат. Сначала он просто терпел издевательства, но когда годки украли у него фотку жены и стали глумиться, то не выдержал и набил одному из них морду. Пострадавшим оказался Лёша Смирнов по кличке "перец" — довольно мерзкий и подлый тип (позже он остался на контракт, что характерно). "Перец" стал всячески гнобить Пастухова, с другими годками они часто избивали и прокачивали "залупистого" бойца. И вот однажды Пастухов сбежал — он пошёл выносить мусор на причал и не вернулся. Его нашли позже где–то далеко, переодетым в гражданскую одежду и вернули обратно, однако быстро перевели в другую часть.

Почему дедовщина процветает? Потому что это выгодно всем (кроме рядовых). Офицерам можно сидеть по каютам ровно и ничего не делать, пока старшие "напрягают" младших, а те делают всю грязную и тяжёлую работу, всё как бы само функционирует.

"КУ". "Команда управления" — самая загадочная структура на "Кузе". Там состояли как вполне легальные писаря, вестовые кают–компании и другие нормально служащие, так и "суцидники", "ссученные", "шкеры", "опущенные" и все прочие, ждущие отправки в другие части. Вся группа в кавычках на построение не выходила, их прятали где–то в каютах надстройки и никто не знал, сколько их было на самом деле. На какое–то время, кстати, туда попал и вышеупомянутый матрос Пастухов. Поясню смысл терминов. "Суицидники" — матросы, пытавшиеся совершить суицид. "Ссученные" или "суки" — бойцы, "всучившие" своих годков и дембелей, то есть, рассказавшие офицерам об избиениях и издевательствах с конкретными именами. "Шкеры" — шкерившиеся где–то на корабле. Всем им одинаково опасно было появляться в своих родных БЧ, потому что там они в лучшем случае становились изгоями. Теперь их никто не трогал, но они должны были до самого дембеля "шуршать" приборки и не имели права "напрягать" младший призыв. Имелись такие лица и у нас в дивизионе. Один уехал домой в грязной старой робе и без денег. Он не был "чуханом", но в момент схода "правильные" дембеля отобрали у него "дембельские" деньги и "маклачку" ( расшитую парадную форму). Это было сделано специально, чтобы он предстал дома в непотребном, "чуханском" виде.

"Деньги". Матросам по идее каждый месяц начислялись какие–то деньги (примерно 100 рублей), но будучи карасём я этих денег никогда не видел и вообще не подозревал об их существовании. А позже я нашёл очень неплохой источник заработка, но об этом ниже. Если у матроса "Кузи" заводились деньги и ему каким–то образом удавалось утаить их от годков и дембелей, то обычно он бежал в корабельный "ЧПок". На корабле было два магазина, в одном продавали всякие сладости и шоколадки, а в другом — шевроны, значки, ленты и т.д. У большинства матросов был острый "нехват" на сладкое, поэтому они набирали на все деньги мерзких рулетов и дешёвого печенье, а потом давились им где–нибудь в вентиляционном помещении, скрывшись от посторонних глаз. Если денег было много, то можно и "пошиковать" — сделать "дембельскую кашу". Это смесь из печенья, сгущёнки, шоколада и орехов или изюма. Жареная картошка, яйца и мясо считались деликатесом, доступным лишь немногим. Одна банка сгущёнки равнялась двум пачкам сигарет "Тройка" (самые ходовые) или двум банкам тушёнки. Точек продаж сигарет на корабле имелось множество, также были места продаж спирта, всяких ценных предметов и даже наркоты (травы). Любой более–менее опытный ("шаристый") карась знал, где и как достать сигареты и спирт, потому что делать это приходилось часто.

"Партаки". В любом грязном и мерзком месте деньги решают очень многое, "Кузя" не исключение. Ещё на гражданке я близко познакомился с техникой нанесения татуировок и умел самостоятельно собрать машинку, сделать краску и т.д. В основном всё благодаря другу, старший брат которого почти не вылезал из тюрьмы, а когда всё же вылезал, то устраивал "мастер–классы" для юного зрителя. На корабле эти знания оказались весьма ценными. Любой дембель хотел себе на плечо "корабелку", а то и не одну. "Корабелка" — это довольно простой узор из силуэта "Кузи", двух флагов по бокам, вензелей, надписей и прочее. Даже несмотря на тот факт, что рисую я не лучшим образом и рука не твёрдая, клиенты у меня находились всегда. Кроме "корабелок" популярны были также "кельтские узоры", драконы, крабы, акулы, разные надписи. Я считал площадь партаков спичечными коробками — один коробок = 100 рублей.

Ещё на тему членовредительства. Иногда я видел карасей, которые шлифовали во рту шарики для своих годков. Шарики — это те пластиковые штуки, что вставляются в член под кожу. То есть, где–то на корабле имелась "услуга" по вставлению этих шариков.
« Последнее редактирование: 09 Ноябрь 2019, 04:16:33 от Почта сайта »
Тыгыдымс-тыгыдымс

Оффлайн Почта сайта

  • Moderator
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 19993
    • Просмотр профиля
Цитировать
"Доступ". На "Кузе" в то время действовала система "бейджиков". Бейджик — это такая пластиковая карточка с БЧ матроса, ФИО, фото и с указанием доступа в разные части корабля. Доступ обозначался разноцветными квадратиками и чем их больше, тем свободнее доступ. Я как электрик из БЧ5, имел максимальный доступ из всех возможных, от надстройки до энергоотсеков. Но на самом деле это правило слабо работало и все лазили, где попало. Бейджики должны были всегда носить при себе все военнослужащие наряду с красной книжкой "боевой номер". Они часто терялись и отламывались, картинку в них иногда рисовали от руки. Наличие бейджиков проверяли на построениях, а если матроса ловили где–то в неположенном месте, то бейджик забирали в первую очередь.

"Комендантская служба". Это боевая часть морпехов, называемая также "рота охраны". Они и в самом деле кое–что охраняли, например спиртохранилище (и продавали оттуда спирт), но их главная задача состояла в поимке нарушителей режима. После отбоя и по воскресеньям матросам запрещалось просто так "шароёбиться" по кораблю. Пойманных морпехи отводили в "кошкоёбку", расположенную в рубке дежурного. Если это был карась, то он вначале мог "попасть на приборку", то есть морпехи заставляли его делать у них в дивизионе приборку. "Кошкоёбка" — это просто маленький, грязный закуток, где на полу разложены несколько рваных шинелей. Утром всех нарушителей выводили на общее построение, командир щедро осыпал их бранью ("уебаны блять") и отправляли маршировать на причал где–то до обеда. Кто туда попадал? Да кто угодно. Меня например поймали, когда я шёл за сигаретами для годка из своего дивизиона на другой сход. Второй раз — не успел вовремя вернуться с вахты. Пойманных в пьяном виде комдив часто лично сажал в коффердам. Это такое помещение типа карцера с практически забортной температурой. После заморозки отрезвление наступало очень быстро. Попойки у нас в дивизионе случались нередко и чаще всего проходило тихо. Проблемы возникали только если кого–то избивали и доходило до офицеров.

"Маклачка и баклан". "Маклачка" — это расшитая клоунским образом дембельская форма, а "маклачить" — делать такую форму. Как правило, после года службы матросы уже начинали потихоньку прикупать шевроны, значки и шить свою дембельскую форму. Её тщательно прятали от посторонних глаз, потому что если "маклачку" проебал "правильный" дембель, то это большой позор для него. Синим бархатом обшивалась внутренняя часть бескозырки, а также "душа" (где ложится гюйс), воротничок и рукава. Дембельские "краб" и бляха на ремень составлялись из порезанных нескольких. Буквы на ленты бескозырки, подкладки под шевроны и погончики вырезались из металла и тщательно полировались. Носы прогар проходились утюгом до квадратного состояния. Также весьма ценилась любая гражданская одежда, особенно футболки.

"Баклан" — это каким–то образом добытая на корабле еда, "бакланить" — предпринимать действия по добыче еды. Вообще, карасям запрещалось самостоятельно "бакланить", но многие годки смотрели на это сквозь пальцы. "Бакланом" чаще всего был белый хлеб, сгущёнка, масло и другие подобные продукты.

"Болезни". Кроме вшей на корабле также были распространены стрептодермия и грибок стопы. В первый раз стрептодермия со мной приключилась ещё на гражданке, поэтому с данном гадостью я был хорошо знаком. На ноге появляется небольшая ранка, затем она быстро нагнаивается и никак не хочет заживать, только увеличивается в размерах. За ней вскоре появляются и другие. В принципе, эти язвы не сильно болят (только во время мытья), но, во–первых, сама по себе стрептодермия никогда не пройдёт — сгниёт вся кожа на ногах, во–вторых, она очень заразная и никакая зелёнка или йод против неё не спасут. Единственная лекарство, которое эффективно уничтожает этот вид болезни — это мазь "гиоксизон", запомните это название. Никакие стрептоцидовые мази, мазь Вишневского, тетрациклин, левомеколь не помогают, проверено опытным путём. Вскоре я написал домой и мне прислали тюбик с мазью, я помазал язву и уже на следующий день она затянулась. Скорее всего на корабле стрептодермию разносят тараканы. От голода они ночью кусают спящих (отшипывают кусочки кожи) и заносят под кожу микробы.

Что касается грибка стопы, то здесь всё просто. Повальное воровство привело к тому, что у многих матросов банально не было тапок и им приходилось мыться босиком. На корабле по субботам включали носовую баню, а информацию о помывке того или иного БЧ объявляли по корабельной трансляции. Баня на "Кузе" — одно название: в холодное помещение пускали пар под давлением, а затем тоненькие струйки горячей воды. Но даже такую "баню" тут же на оккупировали деды и контрагены, так что помыться у бедного карася часто не было возможности. Кто–то шлёпал в баню в тапках, кто–то в прогарах, а кто–то и босиком. В основном все шли раздетые, потому что одежду в бане оставить негде — её сопрут. Но некоторые брали с собой и грязные тельняшки, трусы, носки и уставное мыло "слонёнок", чтобы постираться в горячей воде.

"Чего нельзя делать". Напоследок несколько рекомендаций. Если кто–то угодил в подобное дерьмо, то может быть мои советы пригодятся. Многие духи в армии, столкнувшись с дедовщиной, пытаются самостоятельно бороться с этим явлением. Так вот, подобное поведение на "Кузе" — большая ошибка. Оно может стоить здоровья и искалеченной психики, примеров масса. Дедовщина на корабле насаждается с самого верха и уничтожить её можно только с самого верха, не иначе. На "Кузе" полно отмороженных садистов, которые маются от безделья и только и ждут повода, чтобы попрактиковаться в "разлуплении борзого". Я подозреваю, что "опущенные" как раз и были когда–то "борзыми". Конечно, если заставляют стирать чужие носки, то нужно залупаться до последнего, это единственно возможное поведение. Лучшая стратегия выживания в таком месте — держаться в середине, не высовываться. Однако драться всё равно придётся, такова армия. Не с годками, а чаще всего со своим призывом из–за краж, необоснованных "наездов" и прочих неприятностей, иначе сядут на голову. Второе: нужно искать "земанов", т.е. земляков. Даже если земляк — забитый карась, он может иметь какую–то ценную информацию. Ценными на корабле также являются умения рисовать, играть на гитаре, бить татухи и прочее.

На этой оптимистической спортивной ноте я заканчиваю своё повествование.

« Последнее редактирование: 09 Ноябрь 2019, 04:17:28 от Почта сайта »
Тыгыдымс-тыгыдымс

Оффлайн Почта сайта

  • Moderator
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 19993
    • Просмотр профиля
Не могу поручиться, что всё это правда, но если дрочите на вкусный советский пломбир, подрачивайте и на дедовщину в армии тоже (вы ведь это делаете, не так ли?).

Автор этой статьи слишком умён для простого военнослужащего, так что скорее всего он просто передал рассказы очевидца ДВС, и в целом передал достоверно. Хотя найдётся петушня, которая скажет, что автор сгущает краски, что ебали их в сраку не по четвергам, а по пятницам, и что в каждой советской казарме был вкусный советский пломбир с колбасой за 2.20...

Выводы, кстати, очень беспощадные. Дедовщина была выгодна. Это ж как скрепа: сначала тебя ебут, потом ты. А как еще по-другому наладить порядок в стране, целиком состоящей из холопов?

Вот я, слава богу, ограничился лишь "экскурсией" на этот ебучий авианосец. Судя по тому, что пишет автор, он или его рассказчики служили уже в то время, когда мариманам сделали 2 года службы, а не 3. То есть, уже стопудово времена Ельцина или даже Путина.

А в наше время Кузя был еще НОВЫМ, но та сцена про чистый гюйс уже была. Она на флоте была всегда, ёптыть. Как только салажня приезжает, надо обновить гардероб. Потому что тебя ебут не столько за проступок, сколько за то, что у тебя гюйс застиранный или рваные говнодавы (аквашузы, которые в народе назывались "прогарами").

Что я помню про "Кузю"? Да ничего толком не помню. И не забывайте, что мы были не срочниками, а как-никак комсостав. Это так кажется, что крейсер как крейсер, а там реально заблудиться можно.

Потом, когда нас перегнали на БПК, мы напились как чертенята, праздновали это дело. А знаете почему? Нет, не из-за дедовщины, которая нам не грозила, а потому, что на это ёбаном "Кузнецове" был сучий холод. Вот представьте: реальная зима в Североморске или Северодвинске (сейчас уже не помню, там и там был), у всех яйца от мороза звенят, а где найти хотя бы ебучий кипятильник? На берег тебя хуй кто пустит, там морпехи стоят с оружием. Ю ин ве арми нау, о-уо ю ин ве арми...
« Последнее редактирование: 09 Ноябрь 2019, 05:12:45 от Почта сайта »
Тыгыдымс-тыгыдымс

Оффлайн sergei

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 5496
    • Просмотр профиля
    • E-mail
 У нас, исторически, с советских времен насколько я знаю, вот эти рабочие ботинки назывались "гады". Я в 93м поступил в Вышку и другого названия не слышал.

 

Страница сгенерирована за 0.121 секунд. Запросов: 20.

Назад Наверх
 
   © 2019 Генрих Лиговский